Ольга Мануилова. Воспоминания

Ольга Мануилова. Воспоминания

От публикатора

Передо мной – ветхие, потрепанные страницы с выцветшим от времени машинописным текстом. Они написаны более полувека назад,

а повествуют о событиях без малого вековой давности. Автор – скульптор Ольга Максимилиановна Мануилова*. Заголовок гласит: «Воспоминания. 1919 г. Встречи с П.Г. Скосыревым». Текст предваряет письмо.

«Дорогая Таня. Шлю Вам обещанные воспоминания о встречах с Петей в вагоне, в Самаре, в Ташкенте. Конечно, многое позабылось. Я пыталась описать общую картину разрухи, голода, трудностей. Вся наша компания была так дружна, что нас считали родными…»

Далее в письме следуют обычные житейские сообщения о семье, о будничных делах и немного о работе. «Все мы готовимся теперь к 100-летию Киргизии. Все спешат, нервничают, и каждый день понемножку сходят с ума в этой спешке. Меня терзают – ставят гранитный памятник акыну по моей модели (речь идет о памятнике Тоголоку Молдо. – И.Н.). Торопят жутко, но не дают то леса, то машины для доставки…» Письмо помечено 7 августа 1963 года.

Кто же такие Таня, которой было отправлено это послание, Петя, о встрече с которым идет речь, да и сама автор письма? Чем привлекли меня ее воспоминания? Впрочем, обо всем по порядку.

Я нашла эти забытые страницы при разборке своего рабочего архива и перечитала их. Мемуары всегда интересны. А теперь, когда уже не осталось живых свидетелей того бурного времени, перевернувшего страну и жизнь миллионов людей, каждое дополнительное свидетельство очевидцев особенно ценно.

 1919 год. Гражданская война. Разруха и голод. Москва в запустении, не отапливается, нет транспорта, нет продовольствия. Москвичи покидают Москву, кто куда. Уезжают, бегут в деревни. Потомственные интеллигенты сажают картошку и репу в пригородах Москвы.

Наша семья Мануиловых тоже покинула свою квартиру и занялась сельским хозяйством. Собственная дача была уже конфискована и расхищена. Мы приютились у знакомых по Белорусской железной дороге на станции Жаворонки. Мой муж, Аполлон Александрович Мануилов, в это время выполнял правительственный заказ – барельеф физика П.Н. Лебедева в Москве – в своей малюсенькой мастерской, построенной на крыше шестиэтажного дома в Скатертном переулке. Он навещал нас в деревне, где мы уже развели свой огород, борясь волне удачно с нашествием гусениц, усердием превосходя крестьян, – наш урожай был куда богаче их. Правда, мы подорвали свой авторитет, купив как-то по дешевке убитую быком молодую лошадь, и съели ее. Крестьяне стали считать нас неверными, басурманами, поедающими лошадей.

Так текло время. И вдруг муж перестал приезжать. До нас доходит страшная весть – А.А. арестован и заключен в Бутырку. Арестован он по ошибке – очевидно, собирались арестовать Александра Аполлоновича Мануилова – министра просвещения при Керенском, но тот уже уехал на Кавказ и там работал… В те далекие и бурные времена «по ошибке» даже расстреливали, как было с директором известной Алфёровской гимназии Алфёровым. Его расстреляли на глазах жены, которая тут же умерла. А потом выяснилось – педагога Алфёрова спутали с белогвардейским генералом Алфёровым. Ну, потом, после свершившегося, власти извинились… перед родными.

Известие об аресте мужа принес нам друг дома Мануиловых Л.Н. Литощенко. Всю ночь я готовилась к поездке в Москву со своей маленькой пятимесячной дочкой Мариночкой. Стирала и сушила ее пеленки, одеяльца, готовила продовольствие, шила походные мешки. Утром двинулась в путь.

Полный текст статьи читайте в выпуске альманаха

Выпуск:  Выпуск № 2, 2018 год
Автор:  Публикация Ирины Ненарокомовой
Кол-во иллюстраций:  19